Заполните форму, чтоб мы могли с Вами связаться.





Отправьте Вашу заявку и мы свяжемся с Вами в кратчайшие сроки!

Как я впервые сделала ЭТО, или вечное сияние чистого Aquashine.

Начало.

— В тебе что-то изменилось…

— Брови, конечно, выщипала?

— Нееетттт, ты стало какой-то другой… Не могу понять… В тебе легкость, свет.

— Ну, хорошо-то выгляжу?..

— Да… Правда.

Это мой лучший друг Дима, фотограф. Безусловно, он всегда внимателен к моим преобразованиям, но я думала, что на этот раз даже он ничего не заметит. Мужчины…

Прошло три недели с тех пор, как я сделала ЭТО.

Долго не думала, я не такая. Просто как-то вообще не собиралась, «не до этого», «что-что?», а тут Таня.

Таня моя соседка по двору детства. Мы пьем кофе в Аристократе и говорим «за жизнь». Давно не виделись:

— Все нормально, Тань, только я устала… До сих пор не отошла от бессонных ночей, кормлений и редактирования текстов на рассвете…. Это все…

— Я вижу, — безапелляционно отрезает Таня, спокойно делая новый глоток американо. Я давлюсь бизе.

— Оля, прости, это профессиональное: всегда первым делом обращаю внимание на лицо.

— Я старая??

— Нет, ты обезвоженная и уставшая, — смиренно (как с ребенком) «успокаивает» Таня.

Она работает в крупной косметологической компании Flosal, она много знает о профессиональном и правильном уходе за кожей. И здесь нет места для обид и споров.

Я действительно устала, мой двухлетний ребенок все еще бодрствует в 3 ночи, старший – в сложном переходном возрасте, а муж – в Киеве.

Я плохо сплю, плохо ем и плохо отдыхаю. Нет, я не старая, я замученная. Как многие другие в подобных обстоятельствах.

Все это я уже говорю косметологу Flosal Ольге Бондаренко через неделю после рокового кофепития с Таней. Они молча записали меня на Aquashine.

— Оля, — я лежу на кушетке и держу доктора за руку, — понимаете… это со мной впервые… я пионер… о боги, я совсем девственна в этом отношении…

— Я буду нежной… — говорит мне Ольга, продолжая готовить все необходимое для сакраментально волнительной процедуры.

Инъекционная ревитализация. Это звучит необычно, серьезно и многообещающе. Внутренне я, конечно, понимаю, что все к лучшему, да и «Аннушка уже достала шприцы»…

— … Вам нужно сияние, увлажнение и стимуляция клеток, — подтверждает Оля, нанося на мое нагое уставшее лицо гель-анастезию.

— А масочками?…

— Масочки, пилинги, чистки, аппараты – это все прекрасно. Но, Оль, давайте откровенно, нам нужен более видимый результат и по-современному… Вы же не готовы тратить несколько часов в неделю на косметолога. Было бы, конечно, прекрасно, НО…

Да, я понимающе киваю.

 

Подробности спецоперации «Пионер у косметолога».

Итак, через минуту мне введут известный (да-да, я бы знала об этом ранее, если бы интересовалась) препарат Aquashine BTX. Это новейшие разработки корейской лаборатории Caregen, верх эволюции ревитализации — и фишка в том, что именно корейцам удалось успешно объединить в одном препарате и одной взаимодействующей цепью гиалуроновую кислоту (есть кто-то, кто не знает, что это??) и пептиды, призванные, собственно, и вернуть коже лица эффект увлажненности, свежести, плотности и сияния («-shine» там не для красоты. Точнее, для красоты, конечно, но буквально – чтоб лицо сияло изнутри). Препарат уникальный, представлен у нас именно компанией Flosal. Что там за пептиды? Они не обычные, они биомиметические, то есть биоподражаемые. Наша кожа их мгновенно «узнает», как свои собственные, так, будто бы их выработал ваш организм, и клетки «радушно открывают им свои двери», пропуская глубоко, вступая во взаимодействие. Почему это важно: эффективность будет 100%, и максимально быстро результат появится в зеркальном отражении.

То есть, по сути, все понятно. Но я журналист, и у меня куча глупых вопросов.

— Оля, что такое BTX? Почему Вы выбрали для меня именно этот препарат?

— BTX – объединяет в себе сразу две миссии – увлажнения и лифтинга. То есть и свежесть, и молодость – в одном препарате, сразу.

— Как он работает?

— Смотрите, работает и он, и Ваша собственная кожа. Три недели препарат находится в коже, стимулируя выработку Вашего собственного эластина, коллагена и гиалуроновой (погуглите). Благодаря этому укрепляется волоконный каркас, подтягивается овал лица, разглаживаются морщинки.

Через три недели препарат полностью выводится из организма, а «запущенная» кожа продолжает самостоятельно трудится еще минимум четыре месяца.

— Это филлер?

— Нет, это не филлер и не инъекционно-контурная пластика.

— А что такое филлер? Я вычитала в Интернете?..

— Хм… филлер – это, в основном, препарат, который заполняет пустоты и буквально «стоит» в загибах и морщинах, постепенно растворяясь. А мы делаем ревитализацию — лечим кожу изнутри, питаем, увлажняем, «заставляем» клеточки кожи усердно трудиться. Проще говоря, «стоять» у вас ничего не будет, будет активная внутренняя работа клеток, но при этом с эффектом филлеров).

— Это будет заметно?

— Что именно?

— Что меня «накололи»… То есть, тот эффект, когда женщина мегаухоженна, но отчего-то не выглядит моложе. И уж тем более естественнее.

— Нет, — Оля смеется, похоже, ей знакомы эти вопросы, — чтобы такое сделать, нужно совсем не знать меры. И к препарату Aquashine подобное не имеет никакого отношения. Более того… что я за косметолог в таком случае… — Оля делает вид, что обижается, параллельно доставая иглы.

И мы делаем ЭТО.

 

45 минут для Галатеи.

Примерно столько длилась процедура. Скажу сразу, боль есть, но терпимо. Если вы не теряете сознание при внутримышечных уколах, то и это переживете. Больно – по контуру губ и в носогубные. Пару раз я попросила священника, психолога или хотя бы котика погладить. Но быстро. По несколько секунд. Лоб, скулы, щеки – «мелкие укусы», не больно, тут была выбрана техника мелких проколов. Более травматичная – но и более эффективная техника – в нижней трети лица (это про те же губы и носогубку). Я выдержала, хотя к боли чувствительна: если чуть сильнее, чем обычно, сжать пальцы на моем плече, я заметно морщусь. Аристократка. Кхе-кхе.

— Встаем, — говорит Оля, медленно поднося к моему лицу зеркало.

Признаться, внутренне я готовилась к этой процедуре практически, как к смене пола. Предупредила родных, отменила интервью и встречи, запаслась бепантеном, хлоргексидином и шоколадными трюфелями. Купила плотный тон и разбила зеркала в доме. Последнее — шутка, конечно. Я просто их завесила.

Но, как оказалась, — пустая трата усилий.

В зеркале я увидела покрасневшее, но вполне «человеческое» лицо. В месте проколов не наблюдалось ни папул, и бугров, ни дыр — лишь мелкие точки. «Это не папульная техника, ничего страшного в зеркале после инъекций Вы не увидите», — с самого начала предупредила меня доктор, но тогда я мало кому верила.

— .. когда я могу накраситься?… — неуверенно спрашиваю я, потупив взгляд.

— Да хоть сейчас! – от такого ответа я заметно веселею, настроившись дальше забрасывать Олю популярными вопросами.

 

Мифы и реальность в мире «вечного сомнения».

Правда ли, что мне нельзя загорать?

— Загорать, вообще, не очень полезно. Но все, что Вам, на самом деле, нужно – просто ежедневно наносить крем с высоким SPF-фильтром.

— Когда я смогу выйти в люди?

— Зависит от количества Ваших комплексов и степени фантазии, — смеется Ольга, — если серьезно, скоро…

— Правда?

— Вы увидите…

— А как вообще женщины… они скрывают сегодня такие «вещи»?

— Честно, нет. Было несколько периодов в истории инъекционной косметологии: когда гордились, буквально демонстрируя кожу в «пупырышка» («я – богатая женщина»), потом скрывали, а сейчас… сейчас относятся к этом так же естественно, как к отбеливаю зубов или покраске волос. Вот Вы скрываете, что модно покрасили волосы у классного мастера?

— Нет.

— Так это все – та же забота о красоте, молодости и здоровье. Вряд ли кому-то стыдно заботиться о себе – например, тайком от родных чистить зубы или принимать витамины. О, посмотрите-ка в зеркало…

Доктор завершает свой ответ и снова дает мне зеркало. Я вижу, как покраснения постепенно уходят, а лицо становится… светлее, что ли. Я правда это вижу. Снова отвожу зеркало … и снова вижу.

— Понимаете, косметолог, конечно, не сотворит чудес. Если человек обратился в 50+ лет, ничего не делая до этого — на 10-15 лет, в таком случае, время мы не отмотаем, будем честны. Но. 5 лет…

— 5 лет?

— 5-6 лет. Это то насколько реально вас может омолодить курс ревитализации и, в частности, Aquashine. А дальше – поддерживать кожу, беречь нервы и любить себя, — улыбается доктор, закрывая мою свежезаполненную карту красоты и молодости.

Впереди у меня – еще три процедуры по разу в месяц («для накопления максимального эффекта»).

И все, что я теперь хочу сказать вам, серьезно… послушайте — не поздравляйте меня в следующем году с 35-летием!

Что?.. Мне нет еще и 30-ти!) (Да вы сами посчитайте ;)).

 

P.S. Еще. Что со мной «было» на следующий день после инъекции, когда я впервые посетила публичное мероприятие с гордо поднятой головой, что «происходило» с лицом все четыре недели до следующей встречи с косметологом и причем здесь Маша Цуканова и Соня Забуга – если хотите, если интересно… подробно опишу в следующем посте!

P.S.1. Здесь должна быть броская цитата. Вот она: умная женщина всегда найдет способ быть красивой!.. Банальная, наверное, фраза, но меня цепляет. Все потому, что в моей голове «красота» — всегда идет в ассоциативном ряду с «интеллектом», а уж глупой – меня еще никто не рискнул назвать (не сложилось)..